ВЕРСИЯ ДЛЯ СЛАБОВИДЯЩИХ
Рус Тат
Официальный сайт
Нижнекамского
муниципального района
Республики Татарстан
ВЕРСИЯ ДЛЯ СЛАБОВИДЯЩИХ
Официальный сайт
Нижнекамского
муниципального района
Республики Татарстан
«Уехал строить новый город»: истории первых нижнекамцев, которые вы ещё не слышали
Общество
  • 19 Ноября 2019 - 09:45
  • Просмотров: 276

Мы счастливее очень многих

И, пожалуй, богов сильней:

Если землю творили боги,

Мы творим города на ней… –

эту песню Александра Пахмутова и Николай Добронравов сочинили, вдохновлённые молодыми людьми, со всей страны ехавшими в 1960‑е на комсомольскую стройку города в ТАССР. «Татарстан» встретился с теми, кто вот так же оставил всё ради места под названием Нижнекамск.

 

«Куда мы попали? Боже мой, это же прошлый век!» – вот что подумал Рафаил Глянц, когда их отряд прибыл на место. «Стоят только вагончики, а вокруг – за­снеженные поля… Ни электриче­ства, ни питьевой воды, ни радио, ни телевидения… Казалось, что мы далеко в тайге», – вспоминает он. В январе 1961 года вместе со второй волной рабочих и специалистов Рафаил Глянц приехал строить Нижнекамск. Так с чистого поля и бешеного, невероятного по ны­нешним временам энтузиазма на­чинался в 60‑х годах прошлого века татарстанских центр нефтепере­рабатывающей промышленности.

Весть о том, что в Татарии строят Нижнекамск, разнеслась по всей стране
Идея проекта лежала на поверх­ности: в 50‑е годы в ТАССР полным ходом шла разработка нефтяных месторождений, в том числе одного из крупнейших в стране – Ромаш­кинского. Но ни нефтепереработ­ки, ни нефтехимии в республике не было. В 1958 году Совет Ми­нистров СССР принял два поста­новления, определивших создание Нижнекамского промышленного района в северо-восточной ча­сти Татарской АССР. Его центром должен был стать крупнейший в Европе нефтехимический ком­плекс, выпускающий новые виды пластмасс, синтетических каучуков и углеводородного сырья для даль­нейшей переработки.


САЛЮТ ПЕРВЫМ!

«Я уехал строить новый город», – написал жене записку экскаватор­щик Иван Коршин. Он и ещё 24 рабочих, погрузив спецтехнику на санно-тракторный поезд, выдви­нулись из Лениногорска 25 декабря 1960 года. Вечером первостроители добрались до села Ахтуба. Их встре­тили жители, перепуганные стрель­бой: местный охотник устроил са­лют из ружья в честь прибывших. Весь следующий год Иван Коршин провёл в кабине своего экскаватора.


Марафон длился несколько лет. Будущий город нуждался сра­зу во всём: в стройматериалах, в дорогах, которых не было во­обще, в строительстве. Однажды за быстро выкопанный котлован для очистных сооружений руко­водитель «Татэнергостроя» Евге­ний Королёв привёз бригаде бан­ку спирта и 10 бутылок водки и тут же отправил на новый объект. Умение Ивана Коршина быстро загружать в КрАЗы и БелАЗы пес­чано-гравийную смесь было на вес золота. Как‑то водители пожалова­лись Королёву, что экскаваторщик, заменяющий Коршина, которого отправили в город рыть котлован, работает медленно. Королёв ве­лел вернуть Коршина, и в 10 ве­чера за ним приехал «Кировец» с прицепом, на который погрузи­ли экскаватор. За полкилометра до пункта назначения прицеп занесло и 46-тонный экскаватор слетел с платформы в непролазную грязь. Коршина спасло соблюде­ние техники безопасности: он ехал в кабине «Кировца». А экскаватор вытаскивали всю ночь…


ПРИНЦЕССЫ В ПЛАТОЧКАХ

«Одни ребята. Я живу в вагон­чике, как принцесса. Принцессы не живут в вагончиках? Тем хуже для них. Живём трудно, но весе­ло», – писала в своём дневнике в 1961 году комсомолка Зина Злат­ковская. Девушки работали наравне с парнями, жили в вагончиках, ко­торые вместе со строящимися ря­дом бараками стали называться по­сёлком Строителей. Внутри жилых помещений не было ничего, кроме печурки и двухъярусных кроватей. Посёлок и строительная база – вот и весь мир. До ближайшей деревни – 5 километров. Вокруг – непролаз­ная грязь. Из развлечений – чте­ние при заимствованной у соседей керосинке и игры в карты. Хлеб, и тот везли из Набережных Челнов. Иногда он замерзал, и приходилось рубить его топором. В таких услови­ях не до кокетства, но с фотографий тех лет на нас смотрят настоящие красавицы, их глаза лучатся радо­стью, желанием жить. Им даже идут их косынки и одежда – спецовки, комбинезоны, свитера и рабочие штаны. Потом, ближе к 70‑м, здесь появятся первая парикмахерская, швейная мастерская, магазин одежды, а пока счастье – это умыть­ся тёплой водой.

– Девчонки, выходите, воду везут! – на этот оклик нужно было вы­бегать немедля, хватая вёдра, чай­ники, кастрюли. В районе Ахтубы пригодной питьевой воды не было, да и вообще никакой. Её за 9 км вёз трактор из Красного Ключа. Во­довоз курсировал весь день. Чтобы хватило всем, ёмкости, сваренные поселенцами из фрагментов труб, приходилось наполнять много раз.


ПРОГРЕСС БЕЗ ЦИВИЛИЗАЦИИ

Весть о том, что в Татарии строят Нижнекамск, разнеслась по всей стране. Для многих крупная строй­ка означала жильё, хорошее снаб­жение продуктами и товарами, профессиональные возможно­сти. Она означала стабильность, которой так хотелось людям, пе­режившим войну и с большими усилиями справлявшимися с её последствиями. Очень быстро по­сёлок в Ахтубе и окрестные деревни наводнили тысячи людей, рабо­тающих на строительстве. Жили везде, где только можно, даже в хи­жинах, построенных из подручных материалов. В 1963 году на строи­тельство приехали руководитель строителей управления «Татэнерго­строй» Евгений Королёв и директор будущего «Нижнекамскнефтехима» Николай Лемаев, взявшие процесс под контроль. Но до того момента участники грандиозного проекта были предоставлены сами себе. Ближайшая власть: райсовет, рай­ком партии, райисполком – на­ходилась в Набережных Челнах. Туда же, на станцию Круглое Поле, подвозились материалы, откуда их на грузовиках транспортировали на стройбазу.

ВПЕРЁД И ВОПРЕКИ

Широченные улицы, многоэтажные дома, парки и скверы – так описывали елабужским сту­дентам-практикантам будущий Нижнекамск
Курировал проект трест «Лени­ногорскнефтестрой». Директи­вы, приходившие оттуда, порой шли вразрез с задачами строи­тельства. Весной 1962 года пришёл приказ сократить 300 человек – в целях улучшения показателей производительности труда. Руко­водитель строительно-монтажного объединения № 46 Иван Точилин, разозлившись на бессмыслен­ность ситуации, подписал приказ об увольнении самых ценных со­трудников – механизаторов. Срок выпал на 1 мая… Механизаторы отправились прямиком в Елабугу, в отделение КГБ. И попросили ор­ганы присмотреться к Точилину, увольняющему 300 высококлассных специалистов аккурат в день соли­дарности трудящихся… Вскоре при­бывшая на строительство комиссия насобирала нарушений достаточ­но, чтобы Ивана Точилина сняли с должности. Так руководителем СМУ № 46 стал 28-летний Рафаил Глянц. В том же году он выдержал первое испытание на прочность: 1 сентября сдал первое здание го­рода – школу № 1. Позднее Рафаил Григорьевич станет заместителем директора «Нижнекамскнефтехи­ма», ответственным за гражданское строительство. Под его контролем была построена большая часть жи­лых и социальных объектов города Нижнекамска.


ШКОЛА ЖИЗНИ И СМЕРТИ

Широченные улицы, многоэтажные дома, парки и скверы – так описывали елабужским сту­дентам-практикантам будущий Нижнекамск инженеры гидроло­гической экспедиции в 1955 году. Картина была невероятной и при­тягательной. Настолько, что один из студентов, Владимир Власов, получив диплом учителя физи­ки, отправился в этот город-сон. Но обосноваться там смог лишь в 1964 году. И сразу попал на стройку своей будущей школы № 2. «Будешь куратором от отде­ла образования», – сказали ему и выдали генплан строительства. Шёл июнь. В июле Власов понял, что такими темпами школу к сен­тябрю не сдадут. Добрался до Ев­гения Королёва. Тот в ситуацию вник, строительство пошло в две смены. В августе – в три. Всё это время учитель физики ездил по ре­спублике в поисках парт, мебели, оборудования. Сдали школу в срок. А Владимиру Власову выделили собственное жильё – комнатуш­ку сторожа в 4 квадратных метра с малюсенькой кухней и душем. Туда он въехал с женой и двумя детьми. Скоро выяснилось, что под полом жилья – яма, наполняюща­яся водой. Всю зиму – сырость, запах. Младший сын Власовых простудился. Спасти мальчи­ка не удалось…Через несколько лет родилась дочка, новый смысл жизни. Педагоги Власовы отдали Нижнекамску невероятно много. Воспитанники Владимира Фёдо­ровича работают в научно-иссле­довательских институтах Москвы, Санкт-Петербурга, Киева. Ему, за­служенному учителю Татарстана и почётному гражданину города Нижнекамска, 84 года. А ученики всё идут и идут…


ДЕВОЧКА ИЗ АФАНАСОВСКОЙ

– Если я не приеду к супруге, она со мной разведётся! – сообщил главврач Афанасовской больницы Фатых Хайбуллин молоденькой выпускнице-краснодипломнице Казанского медицинского инсти­тута Валентине, едва она пере­шагнула порог приёмного покоя. Больница находилась в нескольких километрах от посёлка Строителей. Девушка приехала сюда по распре­делению и ожидала найти новое просторное здание со смотровы­ми и операционными, а оказалась в бараке, где вели приём пациентов и располагался стационар с 30 боль­ными. Шёл 1961 год. До открытия центральной районной больницы (медсанчасти «Нижнекамскне­фтехима») оставалось 6 лет. Неот­ложкой в больнице работали дядя Ваня и лошадь. Заверив Валентину, что у медсестёр большой опыт и всё обойдётся, Фатых Миннибаевич отправился к супруге-терапевту в отпуск (им, двум врачам, работав­шим на несколько окрестных сёл и посёлок, отпуск был жизненно не­обходим). И Валентина, стоматолог по образованию, вдруг оказалась в роли терапевта, потом хирурга, потом гинеколога и так далее… Главным диагностическим инстру­ментом оказались руки, а главным навыком – хладнокровие.


Однажды ночью привезли муж­чину, попавшего под комбайн. Скальп был практически снят с че­репа, кровь лилась рекой. Отправ­лять пациента в Набережные Челны означало похоронить его. До того момента Валентина думала, что не умеет зашивать раны. Оказалось, умеет. Мужчина выжил. Вообще выжили все, кого Фатых Хайбуллин доверил Валентине.

ТАКАЯ РАЗНАЯ ЮНОСТЬ

Бичом того времени были кри­минальные аборты. Кругом – мо­лодёжь, но о контрацепции почти не говорилось, а рожать было бук­вально некуда. Однажды привезли женщину, у неё отказали почки. Приехавшая из Челнов акушерка заявила, что спасти пациентку не удастся. Валентина упросила Фа­тыха Хайбуллина позвонить в Ка­зань, в железнодорожную больницу, где можно было сделать диализ. В Казани сообщили, что аппарат сломан, но пообещали соединить с Москвой. К изумлению Валенти­ны, в Афанасовскую больницу дей­ствительно позвонили из Москвы и предложили перевезти пациентку в Казань, куда за ней пришлют са­молёт. Валентина поехала сопро­вождать женщину. Самолёт приле­тел и забрал её. Женщина выжила и позднее стала мамой – трижды.


Спустя некоторое время в город начали приезжать врачи, замеча­тельные, талантливые, добросо­вестные специалисты. Медслужба росла. В 1966 году Валентина Ши­шонина смогла целиком посвя­тить себя основной специально­сти. Она работает стоматологом и сейчас, оставив пост заведующего стоматологической поликлиникой. Её сын – заведующий отделением женской консультации Нижне­камска. Её внук учится на врача в Ижевске…

РАССВЕТ НАД «ХИМИЕЙ»

«За ночь ровно на этаж

Подрастает город наш,

Раньше всех к нам приходит рассвет.

Снятся людям иногда

Голубые города,

У которых названия нет», –

эту песню в 60‑х пели в Нижне­камске очень часто. Жизнь нала­живалась, строились многоэтаж­ные дома, детские сады, школы, больницы. Люди всё приезжали и приезжали в новый город. Для его жителей не было ничего невозмож­ного. Вырастали турбины «Ниж­некамскнефтехима», ширились площади «Нижнекамскшины». Многое удавалось благодаря на­стойчивости Николая Лемаева. Он умел находить общий язык с московским профильным ру­ководством, убеждать в необхо­димости тех или иных решений. Говорят, что именно он при под­держке первого секретаря Та­тарского обкома КПСС Фикрята Табеева в самом начале отстоял «Нижнекамскнефтехим», доказав, что страна нуждается в нём ничуть не меньше, чем в предприятиях автомобилестроения или энерге­тики. Для Лемаева не существова­ло незначительных деталей. Выяс­нив, что «Нижнекамскнефтехиму» не положено строить Дом куль­туры, он всё равно согласовал его строительство – под видом Дома техники…


ПРОШЛОЕ – В НАСТОЯЩЕМ

Оглядываясь назад и огляды­ваясь вокруг, наши герои не ве­рят себе. Неужели это они и их ровесники, юные, совершенно неопытные люди, движимые эн­тузиазмом и верой в свою страну, смогли построить замечательный город, широкие, зелёные проспек­ты, мощные заводы? Да, это дей­ствительно они. Вот они на фо­тографиях – шагают на стройку, на завод, в больницу, в школу. Но как же быстро пролетело вре­мя! Годы, прошедшие с их первой встречи с этим местом, были от­даны тому, чтобы сделать его та­ким, каким оно стало сегодня. Не жалеют ли они об этом? Нет, не жалеют. Будь у них тогда выбор, они бы выбрали это снова – жить и строить любимый Нижнекамск.

 

Геннадий Сумароков, преподаватель музыкальной школы № 1, директор детской музыкальной школы № 3:

– «Ах ты, зимушка-зима» – вот любимая песня того времени. Я закончил Казанское музыкаль­ное училище и в 1965 году по направлению Министерства культуры прибыл в Нижнекамск. Сначала жил в селе Соболеково. Пять месяцев каждый день ходил на работу и с работы, из музыкальной школы № 1, где преподавал игру на баяне, пешком. Потом подружился с водителями, которые возили с Камы песчано-гравийную смесь, они меня подбрасывали до середины пути. Когда дали квартиру в городе, стало значительно легче. Но работы было много. В те годы на каждом городском празднике народники были гвоздём программы. Я работал и аккомпаниатором. Ездил на «Нижнекамскшину». Цех сборки организовал хор, и в обеденный перерыв мы репетировали – «Подмосковные вечера», «Сормовскую лири­ческую», «Уральскую рябинушку»… Потом меня выбрали директором музыкальной школы № 3. Она располагалась в нескольких квартирах жилого дома. Я добился, чтобы снесли несколько стен между комнатами, – так появился актовый зал. Сейчас интересно всё это вспоминать…. Мне 83 года, я уже не играю. Но играют мои ученики. Десять из них стали профессиональными преподавателями.


Галина Ивановна Исмагилова, врач – акушер-гинеколог:

– Мы с Гамиром Гарифовичем приехали в посёлок Строителей в июне 1964 года. Стояла жара. Нам навстречу из больничного барака выбежала медсестра. Она объяснила, что хирург, Фатых Миннибаевич, выехал, а тут привезли больного с аппендицитом. И Гамиру Гарифовичу нужно сейчас же его оперировать… Он ушёл, а я осталась с вещами на просёлочной дороге. Оглядывалась и думала: «Куда же мы приехали?..» Но вопреки всему у нас было убеждение, что врач должен жить при больнице. То поколение врачей о деньгах даже не думало. И ког­да нам позднее дали двухкомнатную квартиру, мы ходили по ней и думали: «Ух ты, что мы тут будем делать?!»

Гамир Исмагилов в дальнейшем стал главным хирургом города, был основателем и главврачом горбольницы № 3. Внёс огромный вклад в становление медицины Нижнекамска. Сейчас – заслу­женный врач России и Республики Татарстан. Его супруга Галина Ивановна, акушер-гинеколог, стояла у истоков открытия женской консультации, строительства роддома № 1, открытия гинекологических отделений в горбольницах № 2 и № 3.

Заметили ошибку в тексте?
Выделите ее мышкой и
нажмите Ctrl + Enter
Текст сообщения*