ВЕРСИЯ ДЛЯ СЛАБОВИДЯЩИХ
Рус Тат
Официальный сайт
Нижнекамского
муниципального района
Республики Татарстан
ВЕРСИЯ ДЛЯ СЛАБОВИДЯЩИХ
Официальный сайт
Нижнекамского
муниципального района
Республики Татарстан
Нижнекамск исторический: первый русский специалист-резинщик, автор пьес и стихов – кем же был Борис Бызов
Общество
  • 10 Августа 2015 - 14:37
  • Просмотров: 5740

В преддверии 50-летия Нижнекамска на нашем сайте будет появляться самая интересная историческая информация о городе. Сегодня мы расскажем о небольшой улице Бызова, которая появилась на карте Нижнекамска в 1961 году. Протяжённость тихой улочки – 1100 метров, начинается она популярным рынком, затем следуют несколько торговых центров, в том числе «Сезам» – когда-то известный в округе универсам №20. Здесь же расположена детская библиотека и кафе. Улица Бызова завершается переходом в лесной массив.

Но в честь кого был назван это километр городских дорог? Чью фамилию носит тихая улица? Оказывается, удивительного человека, всю жизнь связавшего с химической наукой. Без открытия, которое он совершил в начале ХХ века, город Нижнекамск вряд ли бы появился на карте России.

Обаятельный и глубоко интеллигентный

Борис Васильевич Бызов (1880-1934) – один из основоположников науки о резине и каучуке. Он автор фундаментальных трудов по теории процессов вулканизации, создатель первого заводского исследовательского центра по химии и технологии резины, глава первых вузовских кафедр технологии каучука и резины, пионер синтеза каучука из нефтяного сырья, автор серии первых учебников для вузов и техникумов, лауреат Бутлеровской премии, член ряда отечественных и зарубежных научных корпораций. Он был издателем научной литературы, свободно владел многими языками, писал стихи и пьесы, был обаятельным и глубоко интеллигентным человеком.

С мировым именем

«Крупнейший специалист по вопросам вулканизации с мировым именем», - так отзывались о нём современники. В 1903 году Борис Бызов оканчивает Санкт-Петербургский университет, с 1903 г. по 1934 г. руководит лабораторией на заводе “Треугольник” (Ленинград). Здесь в 1913 году он разработал способ получения дивинила (бутадиена) гидролизом нефтяного сырья. Завод, кстати, был одним из самых коммерчески успешных проектов своего времени – «Треугольник» имел около 50 торговых отделений по России и миру, включая города Бухарест, Вену, Гамбург, Париж, Константинополь, Стокгольм. С началом первой мировой войны к производству галош, велосипедных и автомобильных покрышек, ремней и рукавов добавились противогазовые трубки и маски, артиллерийские буфера и другая военная продукция.

Первый русский специалист-резинщик

Рабочий день Бызова начинался в семь часов утра и продолжался до семи вечера. Несмотря на загруженность по основной работе, Бызов всё же находил время для научных экспериментов. Разработка новых методов анализа, изучение строения каучука и его вулканизации, усовершенствование технологии приготовления галошного лака – вот далеко не полный круг научных интересов Бызова. «Первый русский специалист-резинщик» - так называют учёного. Примером высокой оценки труда Бызова становится отправка его в 1908 году в Лондон на конгресс по каучуку. 

Добыл каучук…в лаборатории

Наверное, сегодня каждый школьник знает, что натуральный каучук когда-то получали из сока деревьев-каучуконосов. Обходился такой каучук очень дорого, даже тогда, когда научились разводить плантации этих деревьев. Еще в 1826 году английский физик и химик Майкл Фарадей открыл, что тягучие слезы гевеи – это не что иное, как соединение углеводородов. Известно, что углерод и водород образуют самые разные и многочисленные комбинации. И вот именно Борис Бызов смог получить каучук искусственным путём! Галоши, которые были сделаны из искусственной резины, носились четыре месяца, автомобильные покрышки проезжали восемь тысяч километров… Это было огромное достижение. 

Один из изобретателей противогаза

А во время Первой мировой войны учёный участвовал в работах по созданию противогазов. С 1918 г. – он уже профессор аналитической химии 2-го Петроградского политехнического института. С 1923 г. - заведующий кафедрой технологии каучука и резины, профессор Петроградского технологического института.

Странное стечение обстоятельств

По странному стечению обстоятельств, вскоре после выхода первых советских заводов синтетического каучука на промышленный режим работы, в 1934 году скоропостижно скончались оба автора технологий получения этого продукта: 5 мая умер Сергей Лебедев, а через полтора месяца — и Борис Бызов.

Жизнь последнего оборвалась неожиданно. Никогда не жалующийся на недомогания, казалось, полный сил и энергии, он пережил свой юбилей (30 лет научной деятельности) всего на две недели. 27 июня 1934 года Борис Васильевич приехал с «Красного треугольника» в институт, шёл на свою кафедру. Не дойдя несколько шагов до двери, он упал. Его принесли в кафедральную комнату и вызвали скорую помощь. Прибывший врач констатировал смерть от стенокардии. Это случилось в три часа дня. 

Спирт против нефти

Возможно, трагическая смерть связана с партийными интригами. Так, современник Бызова, учёный Ян Селль-Бекман был, мягко говоря, удивлён отношением властей к проекту Бориса Васильевича. Вот что Селль-Бекман пишет в своём дневнике:

«Ещё при мне большое количество инженеров «Кр. Треугольника» были арестованы как «вредители». Кошелев, Лявзанский, Швальбе, Бекман, Кристсон, Огурский и др. Потом, когда я ушёл, было арестовано ещё больше, почти все кого я застал, когда поступил на завод. Многие исчезли бесследно, некоторые отбывали затем принудительные работы на заводе, под охраной.

Профессор Б.В. Бызов открыл свой способ производства синтетического каучука из нефти. Параллельно с этим, профессор С.В. Лебедев предложил свой способ производства – из спирта. Для проверки этих способов, правительством было решено построить два опытных завода: Литер А – для нефти и Литер Б – для спирта.

Бызову был отведён для этого бывший газовый завод на Рыбинской улице, на Обводном канале. Одновременно нужно было организовать бюро для проектирования заводов, производительностью 20 000 тонн в год. Бызов предложил мне руководить этим проектным бюро. Жаль было расставаться с Кр. треугольником, где я работал 10 лет. Но работа была очень интересная. Бызов так уговаривал – и я согласился.

Я набрал штат, ознакомился с технологическим процессом и приступил к делу. Наш процесс был несколько схож с крекингом нефти, и я в первую очередь, поехал со своим помощником В.В. Молодцовым в Баку. Там мы осмотрели все крекинг-заводы. <…>

Не буду вдаваться в специальные вопросы и подробности. На промыслах мы как-то видели, как газ и нефть с громадной силой вырываются из скважины. Шум слышен на несколько километров. Люди как мухи, стараясь заглушить фонтан, стоят вверху на вышке, обшивая его досками. Нефть обливает их, газ душит, а искры от удара камешка о железо вышки достаточно, чтобы газ вспыхнул и получился пожар фонтана, а эти люди моментально сгорели. Но они работают.

Через день мы увидели там же, в бухте Ильича пожар фонтана. Шум пожара был слышен за 4 км в городе. Столб огня и дыма из города кажется выше гор, следовательно, не менее ½ километра. Вблизи действительно зрелище величественное, страшное и незабываемое.

На заводе Литер А я набрал штат в 30 человек и примерно в мае закончил проект завода на 10 000 тонн каучука в год. Были разработаны проекты аппаратуры, подсобных предприятий, зданий завода и пр.

Сложность дела заключалась в том, что расщепление (пиролиз) нефти происходит при t°+800°С и давлении 16 атм. Получаемый затем дивинил нужно хранить при -30°С, т.к. он кипит ниже нуля.

Всё это требует очень сложных печей, выдерживающих большие давления и температуры, сложных насосов, холодильных установок, сложных автоклавов для получения каучука из дивинила (бутадиена).

Попутно был сделан экономический расчёт процесса и сравнение экономичности нефтяного и спиртового каучука, причём по моим расчётам получалось, что нефтяной каучук раза в три дешевле спиртового.

Когда я об этом, в одну из моих поездок в Москву, сообщил начальнику управления СК Осипову-Шмидту, он сказал, что экономические соображения не имеют значения и ими заниматься не следует. Мне это показалось странным.

Закончив проект, я повёз его в Москву и приложил к нему сравнительные экономические расчёты, доказывающие выгодность постройки заводов нефтяного каучука. Осипов-Шмидт был очень недоволен самим поднятием вопроса об экономичности.

Через некоторое время было решено строить завод по способу Лебедева, якобы потому, что в случае войны нефть может быть отрезана, а спирт будет всегда под рукой. Мне это решение показалось несколько нецелесообразным, так же как и Бызову, и всем работникам опытного завода Литер А. Осипов-Шмидт был повышен в должности. Был одно время заместителем Орджоникидзе, а затем был расстрелян как вредитель. С моей точки зрения, в вопросе о СК он вёл себя действительно странно».

Любовь коллег и учеников

Как бы то ни было, Борис Бызов при жизни снискал огромную любовь и уважение как учеников, так и коллег. После смерти Бызова лаборатория химии и технологии резины, созданная учёным в Ленинградском химико-технологическом институте, стала носить его имя. В честь выдающегося «резинщика» в северной столице установлена мемориальная доска по адресу Московский пр. 26/49.

Борис Бызов похоронен на Смоленском православном кладбище в Санкт-Петербурге. 
Заметили ошибку в тексте?
Выделите ее мышкой и
нажмите Ctrl + Enter
Текст сообщения*